Футбольный клуб «Алания Владикавказ»
официальный сайт футбольного клуба

«Алания Владикавказ»

Азамат Засеев: «Когда позвали в основу «Алании» началась паника»

Капитан «Алании» Азамат Засеев рассказал об истинной цели возвращения в Осетию, поделился мистической историей из Уфы, и объяснил, за счет чего Александр Зинченко оказался в «Ман Сити».
17.10.2019 12:04
Азамат Засеев: «Когда позвали в основу «Алании» началась паника»

— Ты уже был игроком «Алании», но, признаться, я тебя совсем не помню. Погуглил и нашел информацию о проведенной тобой игре на Кубок в Чите.

— Да, это была единственная моя игра за основной состав «Алании». Рассказываю, как все было. В 2005 году 12-14 человек из бесланского «ФАЮР-Союза» попали в дубль «Алании». Команду тренировал тогда Бахва Тедеев. Мы играли в дубле, кто-то больше, кто-то меньше, кто выделялся, тех привлекали к тренировкам за основу. Впервые в заявку за основную команду я попал в первом же официальном матче «Алании» в 2005 году против «Химок». Дело было так. Я приезжаю домой с тренировки за дубль, а мне звонит то ли тренер, то ли администратор, уже не помню, и спрашивает: «Что делаешь?». «Гуляю», - отвечаю. «Собирай вещи, чтобы завтра был на базе «Алании». Будешь в заявке за основу». У меня сразу паника, искры в глазах, думаю, что делать, как быть?

— Сколько тебе лет было?

— 16. Я вообще не понимал, как такое возможно. Это была мечта, которая, казалось, никогда не осуществится. А тут раз, и звонок. Приехал на базу, смотрю на все эти лица из основы. Сразу же началась паника. Наверное, к счастью, что я в той игре на поле так и не появился. А в Читу на Кубок мы поехали полурезервным составом, и там я провел свой единственный матч за команду. Я отыграл 120 минут, проиграли по пенальти.

 Эта игра была уже при Ицхаке Шуме?

— Да.

 Какое впечатление он на тебя произвел?

— Честно говоря, на тот матч он с нами даже не полетел. Далеко, наверное, решил не портить свое здоровье (смеется).

 С основным составом в «Алании» у тебя тогда так и не сложилось.

— Так не сложилось, потому что команда развалилась. Были варианты уехать, либо остаться здесь во второй лиге. Я решил попробовать себя в другой команде, отправился в Самару на просмотр в «Крылья Советов» и остался.

 В «Крыльях» ты за основу тоже не играл?

— Опять-таки, только в кубковых матчах. Это было при Гаджи Гаджиеве. Кстати, считаю его очень квалифицированным тренером. Помню, любил ходить на теории и многому у него научился.

 Давай немного отмотаем время назад. Ты как-то говорил, что в футбол тебя отдали, чтобы ты был подальше от улиц, поскольку парень ты был достаточно хулиганистый, и даже имел проблемы с милицией. В каком вообще районе ты вырос?

— Я вырос в Заводском. Мои родители до сих пор там живут. И я, вернувшись домой, живу там. Не вижу смысла переезжать куда-то ближе к городу, потому что это отцовский дом, где все родное, где я вырос. У меня было хорошее детство, в котором присутствовала и настоящая закалка, и случались разные происшествия, в том числе и с милицией. Что касается футбола, то его очень любит мой отец. Он вообще болельщик со стажем и заставил меня пойти в секцию в Заводском. Я тогда хотел заниматься смешанными единоборствами, поэтому первое время ходил на футбол без энтузиазма. Еще и самый младший там оказался, поэтому было неинтересно. Мой первый тренер Валерий Алексеевич Придатко, царство ему небесное, очень много мне дал как человеку, в первую очередь, а уже потом как футболисту. Он был для меня как второй отец. Я благодарен ему за все, что он сделал для меня.

 А как из Самары ты попал в Уфу?

— Нет, это случилось не сразу. Я три года провел в Самаре. Это были хорошие три года, но нужно было шагать вперед, в команде поменялось очень много тренеров, и мне сказали, что на основной состав я могу не рассчитывать. Мне было уже 20 лет, и нужно было принимать какие-то решения. Были варианты продолжения карьеры в первой лиге, но я приехал домой и у меня обнаружились большие проблемы со здоровьем. Не травма, а что-то связанное с внутренними органами. В общем, я пропустил 10 месяцев и весь 2009 год лечился, приводя здоровье в порядок. Понятно, после такого простоя с чего-то надо было начинать. Поговорил с агентом, и он предложил мне вариант с «Уфой». Команда была совершенно новая, перед которой поставили задачу в скором времени дойти до Премьер-лиги. Агенту я доверял, плюс узнал, что тренером будет Андрей Канчельскис, с которым я был знаком по «Крыльям Советов» — вместе жили на базе и часто общались. Я прикинул, что если такой человек как Канчельскис в «Уфе», значит там все серьезно. Недолго думая, поехал на просмотр. Пришлось провести 22 дня сборов в Кисловодске, сыграть 10 контрольных матчей. Тогда на просмотре было очень много людей, и только в последний момент я понял, что меня оставляют. При этом мне сказали, что я буду игрок ротации. Но я знал, что время расставит все на свои места. Если я достоин чего-то, то обязательно этого добьюсь. И так получилось, что ушел игрок, на которого они рассчитывали, освободилось место, и я его занял. Этот шанс я использовал и больше его не упускал.

 Канчельскис был одним из самых топовых российских футболистов первой половины 90-х. А какой из него получился тренер?

— Он достаточно требовательный. Даже больше помню не его, а его помощника. Я боялся приходить на разбор игры, потому что доставалось всем. Была очень строгая дисциплина. Но мы дорожили тем, что у нас такой тренер, и у него можно чему-то научиться.

 Правда, что он как-то на стадион привел священника для некоего обряда, потому что команда неважно выступала?

— Чистая правда. Мы тогда играли на стадионе «Динамо». У команды стояла задача выхода в ФНЛ, были подобраны квалифицированные футболисты под эту задачу, все было хорошо в плане финансов, то есть зарплаты и премиальные выплачивались вовремя. В общем, созданы все условия. Мы выиграли первую домашнюю игру, а затем как отрезало. Просто не могли даже забить. Нулевая ничья шла за нулевой ничьей, мы не могли понять, что происходит. Ладно, если бы мы играли плохо, но нет! То перекладины, то штанги, то вратари соперника творят чудеса. Не только священника позвали, но и барана пришлось резать на поле. А мы, спортсмены, очень верим в приметы и тому подобное. Просто диву давались тому, что происходит. Все изменилось как только мы переехали на новый стадион «Нефтяник». Сразу же выдали серию побед из 11-12 матчей и догнали «Нефтехимик». Не знаю, в стадионе было ли дело, но история эта правдивая.

 За исключением Перевертайло «Уфой» руководили исключительно молодые тренеры. Это осознанный курс руководства клуба?

— У генерального директора «Уфы» Шамиля Газизова, к которому я отношусь очень тепло, как и он ко мне, есть особое чутье на тренеров и футболистов. Он дает шанс, не боится, часто рискует. Он уверен в себе и в этих людях, поэтому и получалось, что каждый тренер, который туда приходил, давал хорошие результаты, а кто-то уходил дальше на повышение в топ-клубы.

 Были ли в «Уфе» тренеры, с которыми у тебя не возникало понимания в работе?

— Конечно, без этого никак. Когда игрок чувствует доверие к себе, даже если он не играет в основном составе, у него одно отношение. Когда же он видит, что слова тренера расходятся с делом, то у футболиста совсем другое настроение и восприятие ситуации.

 В «Уфе» были тренеры, у которых слова расходились с делом?

— Были и такие. Не хотелось бы сейчас о них вспоминать. Чаще возникают ситуации, когда новый тренер не видит тебя в команде. У меня такое тоже было. Например, у нас сменился наставник, не стану называть имена, но кто внимательно следил за «Уфой» могут догадаться. Я прохожу два сбора, готовлюсь, тренируюсь, доказываю. После чего он подходит и говорит: «Азамат, я уважаю тебя как футболиста, ты хороший человек, много сделал для команды, но я тебя в ней не вижу. Я не говорю, что ты должен уйти, знаю, что руководство тебя не отпустит. Так что, жди своего шанса. Он, может быть, будет, а может и нет». С одной стороны, за правду спасибо, а с другой, как после такого футболисту тренироваться? Рук после его слов я не опустил. Ждал своего шанса, просился играть за вторую или третью команды, потому что хотел доказать и самому себе, в первую очередь, что его слова — это заблуждение. Но если тренер не хочет тебя видеть в команде, что делать? Я к этому отнесся так, что рук опускать не нужно. Главное, продолжать работать, не опускать рук. Завтра, может быть, этого тренера уже не будет, либо ты сам перейдешь в другую команду, а окажешься неготовым. В конце концов, у тебя контракт, ты за это деньги получаешь. Ведь не каждому в жизни везет заниматься любимым делом еще и за это деньги получать.

 Можешь назвать главные сильные стороны Ганчаренко и Семака?

— Ганчаренко — чертовски справедливый тренер. У него не было на тренировке человека, который не выкладывался. Это было его главное требование. Если человек не выкладывается, Виктор Михайлович его либо выгоняет с тренировки, либо тот не играет больше в основном составе. Во время игры у тебя может что-то не получаться, но если ты не выкладываешься, ты сильно рискуешь потерять свое место. Ганчаренко — настоящий мужик. У него в команде нет безразличных. И те, кто играл, и кто не играл, все жили одной целью. Он создал бешеный коллектив, бешеную здоровую конкуренцию. В этом плане, конечно, он очень сильный.

 Семак же более интеллигентный?

— Именно! Но, конечно, поражает его человечность и непререкаемый авторитет. Когда он пришел и поставил нам игру, мы поднялись на рекордное шестое место и вышли в Лигу Европы. Это тоже о многом говорит.

 Но после этого сразу покинул команду.

— Все понимали, что Семак в «Уфе» временно, потому что видели его способности и понимали, что рано или поздно он команду покинет и перейдет в клуб рангом выше. Никакой обиды на это не было. Только огромная благодарность за то, что он нам дал и чему научил. Так же, как и к Ганчаренко.

 Удалось с ним пообщаться, когда он приезжал с ЦСКА?

— Да, конечно. Перекинулись парой слов. Он обиделся на меня, что я не встречал его с пирогами. Я говорю: «Вам пирогов не хватило что ли?» (смеется). Ганчаренко — душевный человек, я его очень его уважаю. Не знаю футболиста, который мог бы сказать, что он плохой, где бы он ни был: в «Кубани», «Урале», «Уфе» или ЦСКА.

 Можешь назвать матч в Глазго твоим самым ярким футбольным впечатлением в карьере?

— Если судить по атмосфере, которая там присутствовала, то да. Потому что это было потрясающе. Я сейчас вспоминаю и у меня снова мурашки побежали по коже. Когда вспоминаю, как они всем стадионом в один голос запели... В России нет такой культуры боления. При всем уважении к болельщикам «Зенита», на который приходит по 40-50 тысяч, или «Спартака», но там атмосфера просто сумасшедшая. Я ловил кайф даже от того, что на нас все 90 минут оказывалось колоссальное давление и на поле, и с трибун. Когда мы играли без мяча и терпели в обороне, я кайфовал, потому что нечасто удается в таких матчах участвовать.

 Когда Александр Зинченко пришел в «Уфу», ты, глядя на него, мог предположить, что через несколько лет он будет разрывать в АПЛ?

— Так мало кто мог подумать. Возможно, даже сам Саня не думал. Но знаю наверняка, что мечтал. И не просто мечтал, а целенаправленно шел к этой цели. Зинченко — очень талантливый футболист, но что больше всего меня поражало, это его трудоспособность. Его Перевертайло даже штрафовал за то, что он тренировался больше, чем нужно. Саня устраивал себе дополнительную тренировку каждый день. Ему несколько раз сделали замечание, но он не слушался. Тогда его начали штрафовать, на что от ответил: «Ок, я буду платить штраф, но все равно буду тренироваться». В итоге, он сам находил футбольные площадки по городу, где можно было что-то с мячом делать, что-то отрабатывать. Такое ощущение, что он с утра до ночи тренировался. При всем при этом он был талантливый не только как футболист, но и как человек. Поет прекрасно, рэп читает, старался всегда участвовать во всех мероприятиях, которые устраивала наша пресс-служба. Разносторонний человек. Саня заслужил все то, что сейчас с ним происходит.

 Партнеры по команде в такие моменты не завидуют?

— Нет, конечно. Разве что белой завистью. Представь, человек уехал в Англию, играет в топ-команде с топ-футболистами на топ-стадионах. Как в этом плане не завидовать, ведь каждый из нас мечтает об этом? Интересно бывает, когда он показывает нам базу, как все устроено, кто как живет, тренируется. Мы были очень рады за него. Главное, что Саня нисколько не изменился. Какой был пацан, таким и остался. Я так скажу, если бы не его работоспособность, он остался бы в России и никуда бы не уехал. Но даже приехав туда, не имея практически шансов на попадание в основной состав, он всем все доказал. И себе, и Гвардиоле. Это о многом говорит.

 Тебе не скучно во второй лиге после РПЛ? О командах из элиты постоянно пишут, показывают по ТВ, обсуждают. Не скучаешь по этому информационному шуму?

— Чтобы он был, нужно проделать хорошую работу здесь. Для этого я и вызвался. Если бы мне позвонили и спросили: «Есть ли желание приехать в «Аланию»?», я бы, скорее всего, отказался. Но, понимая, что сейчас «Алании» нужна помощь в том, чтобы возродить футбольные традиции, вернуть болельщика на стадион, и ты можешь в этом поучаствовать, согласился. Пусть годик все будет тихо-спокойно, но чтобы мы выполнили все свои задачи и болельщики ходили на трибуны не на один матч, как с ЦСКА, а постоянно, как это было здесь в 90-х и начале нулевых. Ради этого терпеть можно. Все-таки это «Алания».

— Прошло уже более трети дистанции и наступает момент, когда болельщики следят не только за результатами «Алании», но и за конкурентами. Их, как оказалось, у нас немного — один «Волгарь», который пока держится по дистанции сверхуверенно. Вы следите за тем, как играют астраханцы?

— Если я скажу, что мы этим не интересуемся, не смотрим в таблицу и так далее, то, конечно, слукавлю. Да, и перед играми бывает интерес, типа, а с кем сегодня играет «Волгарь»? Прикидываем шансы на то, потеряет ли он очки. Однако самое главное не в этом. Смотреть на конкурентов можно сколько угодно, но если ты сам, грубо говоря, облажаешься, то уже и смысла не будет за ними следить. Поэтому, своя игра — это самое важное. Мы делаем свое дело, надеясь на осечку конкурентов. У нас до зимней паузы пять матчей, которые надо обязательно выиграть. Для команды эти пять матчей, как пять финалов. И когда наш тренер и наш президент говорят, что задача команды двигаться от игры к игре, это совершеннейшая правда.

— Я нашел для тебя один стопроцентный плюс в том, что мы играем во второй лиге. Здесь нет перелетов.

— (смеется)

— Не все знают, что ты аэрофоб. Это началось после какого-то неудачного перелета или всегда боялся летать?

— Даже не помню, если честно. Но да, проблема есть и проблема серьезная. Только я от нее никуда не денусь. Я знаю, что самолет по статистике самый безопасный вид транспорта, понимаю все это, но ничего поделать с собой не могу. Поэтому в поездках на автобусах для меня есть и определенные плюсы. Это, конечно, тоже не очень легко, когда приходится по 8-10 часов ехать на выезды, но зато летать не надо.

— Можешь вспомнить свой самый жуткий полет? Когда было по-настоящему страшно.

— Это было в позапрошлом году. Мы летели на товарищеский матч из Уфы в Оренбург на Як-42. При вылете объявили штормовое предупреждение сразу в обоих городах. Лететь всего 70 минут, но это была настоящая катастрофа. Просто жесть. Сильнейший ветер, самолет трясет, в иллюминатор ничего не видно, потому что мы летим в облаках. Сильно набирать высоту нельзя, ведь расстояние небольшое. Когда самолет садился, пилот резко пошел на снижение, чтобы, как он позднее объяснил, быстро пройти потоки ветра. На обратном пути те, кто не хотел лететь обратно, отпросились у тренерского штаба, чтобы поехать на такси. Нашли машину, но в последний момент тренер сказал, что летим все вместе. Было поспокойнее, но все равно, позитивного мало.

— Ты купил квартиру в Уфе. Собираешься возвращаться?

— Я ее купил два года назад. В то время я никуда из «Уфы» не собирался уходить. Отношусь к той категории футболистов, которые могут всю карьеру играть за один клуб. И в «Уфе» я хотел закончить карьеру. Поэтому я решил, что хватит скитаться по съемным квартирам, тем более, дети появились. Но футбол таков, что пришлось переехать. В Уфе осталась супруга, и именно по этой причине мне тяжело было переезжать в Осетию. Она была беременной на таком сроке, что лететь на самолете уже было нельзя. Представьте себе, я улетаю, оставляю ее в положении, да еще и с полуторагодовалым ребенком на руках. Поэтому было тяжело решиться. Спасибо супруге, которая сказала, что поддержит любое мое решение. Она видела, что я загорелся идеей сыграть за «Аланию» и помочь возродить футбол дома.

— Где тебя чаще узнают?

— Конечно, в Уфе. Особенно в последние четыре года. Чтобы вы понимали, выйти с семьей прогуляться в торговом центре невозможно — постоянно узнают, просят о фотографии. Но я был приятно удивлен и здесь. Буквально сразу после приезда на второй день, выехал с тренировки и зашел в магазин купить воды. Продавщица на меня так пристально смотрит и спрашивает: «Это ты Азамат Засеев? Удачи тебе. Спасибо, что приехал». Это было очень приятно.

Турнирная таблица

Команда И О
1 Волгарь 18 47
2 Алания 18 43
3 Черноморец 18 33
4 Дружба 18 31
5 Динамо Ст 18 27
6 СКА 18 25
7 Махачкала 18 25
8 Машук-КМВ 18 24
9 Легион Динамо 18 24
10 Биолог 18 23
11 Интер 17 19
12 Спартак Нч 18 19
13 Краснодар-3 18 18
14 Урожай 18 17
15 Спартак Вл 18 8
16 Анжи 17 6